top of page

Блудный сын



◆◆◆


Блудный сын однажды видит сон –

Землю добровольного изгнания,

И слова, известные заранее,

Произносит, как впервые, он.

Как идёт по чёрному песку,

Трогает развалины священные,

Женщины выносят угощение, –

Всё на свете снится сопляку.

Просыпаясь, думает чуть свет:

«Видно, пострадаю правды ради я

В шумных деревнях Десятиградия,

На твоих дорогах, Назарет!»


◆◆◆


Придётся ли нам говорить о былом,

Когда мы из пепла восстанем?

Ночные светила стоят над селом

В порядке своём первозданном.


Красиво и стройно собрание звёзд,

И катится в космос разверстый

Большая Медведица – хворосту воз,

Одно из крестьянских созвездий.


Ни облачка нет, ни далёкой грозы,

Ни муторных залпов орудий,

Спокойно за первым другие возы

Выводят незримые люди.


◆◆◆


Я только страницу за месяц прочёл

О персах, минойцах и греках.

Над белым шиповником облако пчёл

С нектаром в прозрачных отсеках.


Издревле они собирают дары

Сухого и твёрдого мая,

Тяжёлые плечи царицы-жары

Крылатой рукой обнимая.


Затихли в зените, не дышат века.

Вернулось, что было когда-то.

Напрягся герой и врастает в быка,

Становится мышцей рогатой.


Узорная бабочка бьётся в окно,

Дрожит оперение Ники.

Смотрю, собираются снова в одно

Страницы разорванной книги.



Вечер в городе


Над каждой крышей добрые огни

Сигналят вниз, готовят землю к ночи,

И только люди в городе одни

И музыку включают что есть мочи.


Бессмысленно гляжу по сторонам,

Как будто все желания утратил

В те времена, когда косматый Пан

Небесный строй своей сирингой ладил.


Всё было чинно в космосе пустом,

Ворота на закате и восходе.

Чем выше у лесной сиринги тон,

Тем выше и звезда на небосводе.


Гармония разрушена давно,

Никто не помышляет о высоком,

И слышно – мировое полотно

Трещит по швам от музыки из окон.


Оставлю город, в чёрный лес войду:

Играет Пан, быть может, сам не зная,

Что косную материю в волну

Преображает дудочка лесная.



Мистерии


Широка небесная дорога,

Долго едут гости и родня.

Под уздцы ведёт единорога

Девушка из ливня и огня.


Чтобы звонко праздновать смотрины,

Все алмазы взяты из казны.

Лапа в лапу хоровод звериный

Встал вокруг раскидистой сосны.


Всё на свете для того и живо,

Чтобы дело сладилось у них.

Вот невеста, тяжела, красива,

Резкий и стремительный жених.


Чудно повстречать звезду и зверя

В этом сне, в котором мы живём.

Пусть сольются, словно ртуть и сера,

Двухголовым станут существом.


Величавы их слова и жесты,

Солнечный и месячный венец,

Но куда прольётся кровь невесты,

Там земля застынет, как свинец.


Будут рыскать кабаны и лисы,

Лев с багряным пламенем во рту,

И найдут разорванные ризы,

Скомканную белую фату.


Я проснулся. Серный или ртутный

Кружит ветер голову мою?

Волны моря на песок безлюдный

Выметают рыбью чешую.


Корень мира, высохший и чёрный,

В сумерках свисает со скалы,

И молчит, своей судьбе покорный,

Тёмный зверь, погибший от стрелы.



Читайте полностью стихи Вадима Гройсмана, опубликованные в 5 номере «Тайных троп»:

TT_No_5 Groisman
.pdf
Скачать PDF • 560KB


Недавние посты

Смотреть все

Comentarios


bottom of page