top of page

Я тебя никуда не отпущу


Вы можете скачать работу лауреата конкурса «Колодцы и горизонты» в формате PDF:


TT4_Ponomareva
.pdf
Скачать PDF • 1.03MB

Серёжка был хорошим сыном, совсем беспроблемным.

В садике, а потом и в школе не конфликтовал. С ним было так легко! Анна без страха оставляла его дома одного, пятилетнего, если надо сбегать в магазин или аптеку: газ не включит, соседей не затопит, нож в руки не возьмёт.

— Сынок, я на минутку, надеюсь, не подведёшь?

— Иди, я не маленький!

Говорил плохо, пока медсестра в садике не подсказала отвести к хирургу, уздечку под язычком подрезать. Ох, и разболтался потом, все буквы пел. В школе учителя постоянно давали похвальные грамоты: гордись, мама, хорошего сына воспитала. Кивала головой, а сама думала: какой отец, такой и сын. Оба добрые, спокойные, заботливые, яблочко от яблоньки... Даже внешне копия папкина.


Годы летят.

Вот уже сын привёл в дом невестку. Господи, тростиноч­ка, как детишек рожать будет? Хозяюшка, правда, хоро­шая, спасибо её маме, всему научила. Хоть и женился Сергей (уже как-то Серёжкой называть не хочется), но от роди­телей не оторвался. С отцом каждые выходные то на рыбалку, то на дачу. Или колдуют на кухне, это тоже семейное, любят готовить. Красота какая! Анна и рада, других дел много. Особенно любила на даче возиться, грядки, как картинки, много цветов, крохотный рай на земле. Внук Антошка и внучка Ариша переняли поведение деда и отца. Дважды ни о чём просить не надо, первые помощники на земле: и полоть умеют, и поливать. Вот чего в этой жизни не хватало? Жаловаться грех!


Беда разрешения не спрашивает.

Приходит сама, подло и неожиданно. Первым заболел дедушка, Сергей строго-настрого запретил находиться в квартире. Отвёз мать с женой и детьми на дачу, забил холодильник мясом и рыбой, овощей и фруктов своих за глаза.

— Не смейте никуда ходить, я сам за отцом присмотрю!

Больше недели звонил, отчитывался, успокаивал, несколько раз вызывал скорую. Забрали в больницу... обоих! Хоть и старался защититься маской и гелем, не вышло, заразился... Их положили в соседние палаты. Ночью, когда не было врачей, приходил и сидел возле отца, гладил дрожащую руку.

— Держись, батя, не сдавайся, мы нужны нашим родным.

Делал фото. Места в палате выбирал понейтральнее, чтобы не видели разную аппаратуру.

— Не волнуйтесь, всё хорошо. Я с отцом, ничего страшного, выздоравливает. Вот, видите, спит. Главное, ждите на даче, сюда не приезжайте!


Почему так бывает?

Молодой относительно организм (42 – не возраст) не справился первым. Это несправедливо, Господи, день в реанимации – и всё. Отец не мог понять, почему сын не приходит? Вчера рано утром, до прихода врачей, зашёл. Как обычно. А ночью, вопреки обычному, нет. Весь следующий день ждал, то проваливаясь в туман высокой температуры, то выныривая из омута сна-бреда.

— Где мой сын?

— Сожалеем, врачи сделали всё, что могли.

Резанула боль:

— Это я виноват!

Сорвал маску, попытался встать, идти на поиски, медсестра еле успела сделать успокаивающий укол. Инфаркт при измотанном «популярной» болезнью организме – окончательный приговор. Отец пережил сына всего на два дня.


Анна за этот месяц, наверное, в два раза старше стала.

Седые волосы, глубокие морщины, круги под глазами. В квартире не могла находиться. Оставила на невестку с детьми, уехала на дачу. Каждый день перебирала фото мужа и сына. Они на них счастливые, всегда с улыбкой. Целовала любимые лица, опять и опять перечитывала школьные благодарственные письма. Спасибо за сына... Такой хороший. Каким ты был, таким и остался. Отца не бросил... Как без них жить? Прохладно в комнате ночью, надо завтра купить обогреватель, в киоске возле остановки видела. Газом греться не любила, запах душил. Странно, летом – и мерзнет, аж трясёт всю. Не заболела, нет, скорее, нервное, тепла хочется, чай тут не помогает.

Утром замкнула домик и пошла за обогревателем. Сколько её не было? Может, час? Больше? По дороге не спешила, не специально, так получилось. На скамейке посидела. Вроде бы не долго...

Издалека увидела распахнутую дверь – невестка приехала, наверное... Шагнула в дом... Посреди комнаты сидел грязный мальчишка и жёг на полу (хорошо, что пол не деревянный, плитка везде) газеты, листы какие-то, квитанции, которые она складывала на подоконнике на веранде. Рядом лежало самое драгоценное – фотографии семейные. Вздрогнул от неожиданности и рука со снимком, на котором был Серёжка маленький, мелькнула над огнём!

Кинулась с диким воплем, схватила за шиворот и стала бить. Не глядя, куда попадает, всю свою боль выплёскивала, будто этот человек виноват во всех бедах семьи.

Сколько это продолжалось?

Минуту, десять? Плакали оба. Она от горя. Беспризорный мальчишка от боли, страха.

— Ты зачем так? Это же самое дорогое, это всё, что осталось...

— Я их только смотрел, не жёг. Честное слово, только бумагу…

— Кто ты, как тебя зовут?

— Серёжа!

— О, боже!

Схватила, обняла, целовала грязную лохматую головку, заплаканные глаза, вцепилась, как в родного.

— Прости меня, сынок! Ты, наверно, кушать хочешь, я сейчас, быстренько.

Мальчишка с удивлением смотрел на седую женщину, которая только что лупила его, а теперь ставит на стол всё, что было в холодильнике, что только что с грядки сорвала. Будто он самый дорогой гость в доме.


Жизнь, ты что вообще вытворяешь, что с людьми делаешь? ◼


Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page